Ralph Mirebs (ralphmirebs) wrote,
Ralph Mirebs
ralphmirebs

Россия: Восточная норка

Идея посетить недостроенное Павловское убежище для субмарин витала давно. Ещё в бытность моей жизни в Японии, разрабатывался маршрут недельной поездки на пароме из Сакайминато, однако до реализации дело так и не дошло. Мысль обрела зримые очертания этой весной, когда я в очередной раз возвращался в Россию морем через Южную Корею. Как полагается в таких случаях, план поездки был заранее согласован с Владивостокскими коллегами, что было просто замечательно, так как одному ехать туда не хотелось ибо там, как минимум, требовалась надувная лодка, которая у меня хоть и была, но тащить с собой из Японии желания не было никакого, а так-же я ожидал, что мы поедем в Павловск из Владика на машине.




И действительно, с мыслями о машине я не ошибся, но вот к тому, что это будет автостоп, готов не был. Сперва, конечно, хотели автобусом, однако сорвались с места слишком поздно, хотя было совершенно очевидно, что в 22 вечера не ходит уже никакой межгород. В итоге встретились с коллегой Сидором Лютым на автовокзале, тоскливо посмотрели на расписание и отправились до соседней автомобильной развязки ловить попутку. Следует заметить, что до цели нашего пути дорога лежала не близкая и было совершенно очевидно то, что одной лишь попуткой ну никак не удастся обойтись.

Первая машина довезла нас до города Артёма, другая до его дальнего конца, третья до села Шкотово. У меня опыт российского автостопа был крайне мал, так-что ловил Сидор, как и разговаривал с водителем во время езды. Я же тихо сидел на заднем сидении и клевал носом. Когда мы выгрузились в Шкотово, на часах было уже за полночь и по темноте нас никто не хотел брать ибо страшно - мало ли какие отморозки хотят поехать ночью. В результате этого, безрезультатно поголосовав, мы решили устраиваться на ночлег. Палатки у нас не было и Азазель вспомнил, что в селе есть заброшенный кирпичный дом постройки XIX-века, куда мы и отправились.

Время не пощадило старинный особняк, у него не было как крыши, так и всех окон, а внутри частично обвалились перекрытия второго этажа. Но зато там оказалось достаточно (по-российским меркам, конечно) чисто и даже обнаружился небольшой ковёр. Укрыв ковёр запасённым полиэтиленом, мы поели хлеба с горячим чаем, залезли в спальники и уснули в графских развалинах.




На следующее утро мы продолжили свой путь, причем даже не пришлось голосовать на дороге - отъезжающая от кафешки машина забрала нас по собственному желанию и потом мы ещё раз пересели на самый длинный перегон до целевой точки. Сидор по пути рассказывал водителю о хитростях советской фортификации, современном состоянии укрепрайонов, а водитель вспомнил, что слышал о недостроенном в этих краях убежище для субмарин. Сей слух мы не опровергли, а даже потвердили, заметив однако, что оно находится на территории действующей военной части и недосупно для желающих. Всё это было правдой, хотя мы и не упомянули о том, что территория этой части никак не обнесена, а входы в убежище достаточно далеко от действующих строений.

От автомобильной дороги в сторону убежища шла отворотка на обочине которой красовался знак с надписью "Земля Министерства Обороны, проход запрещён, к нарушителям будет применено оружие". На самом деле не всё так страшно, если не ломиться через КПП, а аккуратно свернуть на лесную тропинку, ведущую в обход к морю. Но дойти до этой тропинки мы не успели каких-то 10 метров - сзади нас нагнал гражданский автомобиль с двумя офицерами флота.

- Кто-такие, куда идёте? - спросил капитан второго ранга, выходя из машины.
- Да вот, хотим пройти к морю и там отдохнуть.
- А вы знаете, что это закрытая территория части? Видели плакаты у дороги?
- Угу...
- Вы на чём приехали?
- На попутках.
- На чем? - не понял офицер.
- Автостопом.
- А откуда?
- Из Владика.
- А документы у вас есть?
- Нету, - соврал я ибо светить Новосибирской пропиской совершенно не хотелось.
- Как так нету? - удивился военный.
- А зачем они нам, - ответил я, - ведь мы не заграницу едем, а просто на море.
- Документы положено иметь с собой.

Офицер разговаривал спокойно, не кричал и не угрожал. Он просто предупредил и посоветовал
вернуться назад и отдыхать за пределами территории части, не то в противном случае нас задержат, как минимум, до установления личностей со всеми вытекающими последствиями. И офицеры уехали, а мы вернулись на сотню метров назад и рванули через лес на нужную тропинку, где вскоре свернули в лес и, невидимые с дороги, остановились на привал и обдумывание ситуации. Сидор решил, что одними словами офицеры не ограничатся, а отдадут приказы об усилении бдительности и сообщат о ожидающихся нарушителях территории. Ведь несмотря на байку про морской отдых, военные прекрасно знали, что именно манит сюда посторонних. Посему перспектива наличия патрулей рядом со входами в убежище была достаточно вероятной. И поэтому, мы не стали ломиться дальше, а разбили лагерь, сварили суп из тушёнки, вскипятили чаю и принялись ждать. Через пару часов Сидор сбегал на разведку, сообщив что вроде чисто, но на море стоит несколько лодок и дабы не палиться им стоит идти не по тропинке, а через лес.

По лесу идти было не тяжело, так-как подлесок ещё не вырос, да и кусты стояли голые. Несколько переходов, где-то почти ползком и мы достигли первого портала сооружения. Я не буду его детально описывать, по причине того, что подобные описания, включая схемы есть в отчётах коллег. Однако, для тех, кто совершенно не в теме, дам небольшую вводную.

В 50е годы советское военное руководство решило, что неплохо было бы иметь по противоатомному убежищу для подводных лодок на каждом из трёх флотов и началось их сооружение. Всего известно несколько подобных объектов - один на Чёрном море, несколько на Баренцевом и одно на Японском - соответственно на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах. В недрах прибрежных гор были пройдены туннели-доки, а в примыкающих к ним других туннелями и залах должна была разместиться соответствующая инфраструктура по управлению, ремонту, хранению оборудования и проживанию экипажей. При этом все сооружения так никогда и не начали функционировать, строительство было остановлено на разных этапах. В дальнейшем Черноморский объект стал музеем, северные использовались для хранения отслуживших элементов подводных лодок, ну а дальневосточный просто забросили, выполнив практический полный объём работ по проходке и бетонированию.

Конструктивно объект в Павлово стоит из двух параллельных блоков (по-простому туннелей). Один из них заполнен водой и является, собственно, доком куда субмарины должны были заходить с моря, а во втором, сухом, размещаться комнаты управления, мастерские и другое оборудование. Помимо основных туннелей, их обвивает переплетение соединительных и транспортных туннелей, венткамер, мелких залов и комнатушек разнообразного назначения.

Как полагается на подгорных объектах, зайдя в гору, туннель проходит некоторое расстояние, а затем внезапно расширяется, увеличиваясь в несколько раз, переходя в так называемый блок, по сути огромный подземный зал с ровными стенами и полукруглым сводом. Проходка такого зала велась "сверху вниз", то есть сперва проходилась штольня под потолком будущего блока, а затем расширялась вниз и вбок. При проходке в своды вбуривалось большое число толстых металлических штырей, как для укрепления первых, а затем неровная поверхность сбрызгивается тонким слоем так называемого набрызг-бетона, для предотвращения осыпания.

Следующим этапом является омоноличивание - то есть нанесение на поверхности стен толстого слоя бетона, для их спрямления (здесь используется деревянная опалубка), а так-же заливка пола бетоном для свободного перемещения автотранспорта. Ещё на этом этапе в бетон вмуровывались длинные металлические рельсы, выступающие одной из граней наружу, для армирования заливки и создания линий монтирования будущей гидроизоляции. Не секрет, что огромное число подземных сооружений подвержено воздействию грунтовых вод, просто где-то воды мало, а где-то много. И если стены оставить из бетона, то он начнёт помаленьку пропускать воду, поступающую их горных пластов и в сооружении начнутся протечки. Для предотвращения этого стены и потолок покрывают металлическими листами, не пропускающие воду, предотвращающие возможные осыпания породы и снижающий уровень ЭМИ, называемые металоизолом. Он приваривался к армирующим металлическим элементам, оставшихся с этапа бетонирования.

Кроме этого, на этапе омоноличивания отливаются из бетона будущие опоры этажей и в результате всех описанных этапов на выходе появляется большой, обделанный изнутри металлом туннель или блок, после этого, начинается освоение пространства внутри блока, а именно создание этажей. Ведь если блок сделать достаточно большим и высоким, то в нём хватит места для нескольких уровней - обычно трёх, но встречается и больше. Создать один трёхэтажный блок намного дешевле создания трёх одноэтажных, к тому же многоэтажность упрощает размещение оборудования и связей между ним. Помимо этого, под полом первого этажа иногда сооружается небольшой дренажно-кабельный коллектор, идущий по всей длине блока. Установив перекрытия между этажами, начинается возведение стен залов и кабинетов - сперва из металлической армаатуры, в которую монтируются дверные блоки на местах входов, гермоклапана и тому подобное. Затем армаатура заливается бетоном и, так-же как своды блока, обшивается металлоизолом с обеих сторон.

В Павловском убежище командный блок предполагался быть трёхэтажным (не считая дренажа) - два полноценных этажа и один меньшей высоты под самым сводом, однако строительство остановилось и перекрытий внутри не возвели. На фотографии видны боковые колонны на которые должны были быть смонтированы меж-этажные перекрытия, далее бы на этажах стали возводить стены комнат и коридоров (разумеется, тоже в обделке из металла). Так-же вы можете видеть металлические полосы для крепления металоизола на стенах и своде.












У нас ушло несколько часов, что-бы осмотреть практически всё убежище, степень готовности которого заметно различалась от места к месту. Например, в некоторых частях строители уже успели наварить листы металоизола на направляющие, где-то провели трубы и установили люки ведущие в кабельно-дренажную систему.














Фотографировал я мало, и в основном кадры с постановкой света. Мне, вообще, очень нравятся вот такие стенки с похожими на глаза проёмами для кабелей и вентиляции.












Сам док практически весь год покрыт льдом, однако я побоялся спускаться на него в мае, ограничившись фотографированием со стороны.






Вид на командный блок из-под свода - именно отсюда его начиналась проходка. Ныне это место находится высоко над уровнем пола и к нему можно подойти по боковым ответвлениям (бывшим транспортным штольням), преодолев лестничный марш.






В убежище существует несколько мест, отделённых водными преградами куда нельзя в химзе из-за значительной глубины. Для обеспечения доступа туда мы принесли с собою надувную лодку, которую накачали в одном из ответвлений командного блока, а затем перетащили до нужного места, где к воде спускалась узкая железная лесенка.




Вода - результат протечек, заполняющая штольню была прозрачна и чиста, под её слоем на дней отчётливо был виден различный металлический мусор - трубы, лестницы, армаатура. Погрузиться, да ещё вдвоём и с грузом в того и гляди норовившую улизнуть лодку было не просто, но благодаря бахилам ОЗК это удалось сделать практически без проблем. Боясь перевернуться, почти не шевелясь и работая лишь кистями, держащими небольшие, размером с ракетки от настольного тенниса, мы легко оттолкнулись от причала и, скользя по инерции, выплыли на середину затопленной штольни. Здесь от неё вправо и влево уходили большие ответвления, к сожалению, заканчивающиеся тупиками, посему единственный путь был вперед. Аккуратно гребя, мы пересекли водное пространство и уткнулись кормой в противоположный берег. Здесь было не глубоко из-за огромной кучи мусора, устилающей дно, однако, что-бы вылезти из лодки не замочив ноги, пришлось разделить один комплект бахил ОЗК, так что-бы каждый из нас смог наступить одной обутой в них ногой в воду, выходя на берег.




Крепко привязав лодку, мы двинулись дальше где нашим взорам предстал уходящий вдаль коридор с окрашенными стенами, проводами под потолком, лестницами ведущими вверх и вниз, и улыбающимися штурвалами распахнутых гермодверей многочисленных помещений на всех трёх этажах отдельного командного пункта.

Окончание следует
Tags: Военное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →